...сам-себе-sputnik... (alexx_off) wrote,
...сам-себе-sputnik...
alexx_off

Category:

б/н Михаил Светлов

Это интервью делалось в прошлом году и, понятное дело, не для публикации в ЖЖ. Но сперва группа так долго отвечала на дополнительные вопросы и согласовывала уже данные ответы, что актуальность интервью пропала, а затем и вообще перестала выходить на связь.

Чтобы добру не пропадать, я опубликую здесь тест для трёх с половиной постоянных читателей. Сегодня первая часть: гитарист Михаил Светлов рассказывает о работе над "Акустикой?".




Как в названии "Акустика?" появился знак вопроса?

Михаил Светлов: Это не в чистом виде акустика, потому и знак вопроса в названии. Директором нам была поставлена задача сделать акустические версии наших песен, но в процессе песни были переаранжированы и стали другим видением материала. Кроме собственно акустических гитар там присутствуют и масса других инструментов: духовые, которые входят в полный оркестр, барабаны, бас.

Акустическая программа начала играться году этак в 2012-ом вшестером. Почему она была записана только в 2017-ом?

Михаил Светлов: Изначально никто и не планировал записывать тогдашнюю "акустику". Та программа делалась под выступления, которые будут проходить в камерных клубах, где нельзя громко шуметь. Поэтому и задумывалась альтернативная версия концерта с акустическими инструментами. А потом, когда ещё не был готов электрический альбом, мы решили записать сперва акустический. Поскольку был задел и на второй, то и выпустили два альбома.

Откуда на "Акустике?" взялся Сергей Варламов?

Михаил Светлов: Из соседней комнаты. Лет пять назад мы переехали на новую базу, а там несколько помещений, несколько студий. Варламов снимал своё помещение – у него своя студия была, мы сняли своё. Там ещё Миша Сидоренко сидит со своей студией, Маврин, Беркут репетируют. Естественно, все варятся в своём соку. И когда встал вопрос о звукооператоре, то зачем было далеко ходить, когда можно было в соседнюю комнату пойти и договориться? А началось всё по-человечески: попили чайку, сцепились языками, поняли, что человек во многом с нами схож. Ты ему можешь чем-то помочь, и он тебе. У нас звукооператор – член коллектива, не просто наёмный работник, а мы его работодатели. К моменту записи мы Серёжу уже хорошо знали и предложили ему присоединиться, а он не отказался.

На "Акустике?" были две новые вещи, которые потом в "электрических" аранжировках вошли на "Х". Какая из версий была изначальной?

Михаил Светлов: Изначально они были сделаны в тяжёлых версиях. Их потом уже перекладывали для "Акустики?". Но так уж получилось, что тяжёлый альбом вышел позже. Не выбрасывать же их было! (смеётся)

Кому пришла в голову идея сделать из "Нервов" джаз?

Михаил Светлов: По-моему, мне. Из-за такого у нас с Дмитрий Санычем бывают трения. Вот, на второй "Акустике?" я сделал "Стой и смотри" в кантри, и он упёрся: "Я это петь не буду!". В итоге Владимир Владимирович Насонов, который по-разному умеет, это спел. Он у нас мальчик очень талантливый. При определённых обстоятельствах Вованус мог бы занимать какую-то серьезную нишу, но поскольку он самый крутой раздолбай, которого я знаю на свете, он её не занимает.

А что случилось, что он ушёл из вашей команды?

Михаил Светлов: Его пригласили работать в Арию. А на данный момент он уже несколько лет сидит на студии с Максимом Самосватом и записывает разные коллективы.

Помнится, на акустическом концертном DVD Эпидемии "В трезвучиях баллад" был схожий с вашим подход к аранжировкам…

Михаил Светлов: Я не смотрел этот DVD.

Лет десять назад группа отказывалась исполнять "Суку", а теперь это главный хит, исполняющийся на всех концертах. Вы пошли на поводу у публики или сами так полюбили эту вещь?

Михаил Светлов: <Не играть> – это была инициатива Ермакова. Почему она так ему не нравилась, я не знаю. Но когда Вова ушёл, мы пересмотрели концертный сет-лист.

Вторая часть "Акустики?" получилась слишком уж лаконичной.

Михаил Светлов: Вторая короткая, потому что в неё вошло только то, что не попало на первую. На самом деле, задел был на 10-11 вещей, но потом мы решили, что не будем перепевать старые "крупновские" песни. Их должно было быть ещё четыре.

Почему именно "Меч" оказался записанным?

Михаил Светлов: Всё очень просто – мне она больше всего нравится. Это раз. По поводу текста нас никто не нагнёт. Верхарн давно стал классикой, и никаких юридических вопросов не встаёт. Это два. И три: к инструментально-аранжировочной части оригинального "Меча" я тоже приложил кое-какие усилия в своё время. Так что, как соавтор я тоже могу проходить.

А что ещё планировалось из старого?

Михаил Светлов: "Стена" точно… Остальные – не помню. Да и кому это <сейчас> нужно? Тридцать лет прошло! Нам это в первую очередь не нужно. Вот спрашивают нас: "Почему вы не играете то? Почему не играете это? Где "Женщина в чёрном"?" Положа руку на сердце, да говно эта "Женщина в чёрном"! В современных реалиях это песня ни о чём.
Tags: Три Амиго, разговоры-разговоры
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 21 comments